Русский English
 
 

Войти

  Регистрация

Рассекреченные материалы секретных служб начала XX века представлены на портале Президентской библиотеки

28 июля
Источник: ФГБУ «Президентская библиотека имени Б.Н.Ельцина»

На портале Президентской библиотеки в открытом доступе представлены рассекреченные материалы 1914–1916 годов, которые демонстрируют происходящий в этот период беспорядок в секретной службе и других подразделениях тайной агентуры. В документах содержатся ценные сведения негласного наблюдения за Григорием Распутиными, начатое в 1915 году, причём материалы отражают крайне тягостное финансовое состояние и административное управление полицией, при том что Распутин, напротив, чувствовал себя уверенно и располагал достаточными средствами.

Большинство документов до недавнего времени имели грифы «Секретно», «Совершенно секретно», «Лично» и другие. Письма представлены в рукописном и печатном виде, некоторые с карандашными и чернильными пометами.

«Переписка с департаментом полиции, Тобольским губернским жандармским управлением, уездными исправниками об организации филерской службы» показывает, что в то непростое время Первой мировой войны из-за недофинансирования тайных агентов сокращали, снижали им жалованье, предлагали им сотрудничать не на постоянной основе. Подтверждение этому мы можем найти в представленных документах. Например, письмо начальника Тобольского губернского жандармского управления Владимира Добродеева, адресованное своему помощнику в Тюменском и других уездах ротмистру Калмыкову от 7 марта 1915 года: «На содержание секретной агентуры… отпускается кредит всего 200 рублей в месяц, при чём Департамент полиции… предлагает расходовать деньги с надлежащей бережливостью, отнюдь не допуская перерасходов». Ответ ротмистра Калмыкова последовал незамедлительно: «Из числа состоящих у меня агентов я нахожу необходимым оставить в Тюмени – «Бывалого» и «Быстрого» и в Туринске – «Солдата», всех же остальных можно или уволить совсем или же перевести в штучники».

В этой переписке была также затронута тема снижения жалованья агентам: «…уменьшить им жалованье каждому и столько, насколько это Вы признаете возможным, при чём при объявлении им этого не следует говорить истинную причину увольнения их или уменьшения им жалованья, т.к. в противном случае они из корыстных целей могут давать Вам вымышленные сведения, что ни в коем случае не может быть допустимо».

После у начальника Добродеева встаёт вопрос не только о ценности кадров, но и о надёжности агентуры в целом: «Надёжна ли Ваша агентура? Инструктируйте её соблюдать полнейшую конспирацию, памятуя, что лучше отойти своевременно в тех или других критических случаях, дабы не провалить, как агентуру, так и всё дело…»

Летом 1915 года по приказанию министра Внутренних дел свиты Его Величества генерал-майора Владимира Джунковского было установлено негласное наблюдение за Григорием Распутиным. К нему под видом охраны были приставлены два тайных агента, которые регулярно сообщали информацию в Петербургское охранное отделение по всем поездкам, посещениям, в том числе давались полные сведения и о посетителях Распутина.

Из переписки становится понятно, что секретным службам было совсем не до слежки за Григорием Распутиным, поэтому у них неоднократно случались «проколы» в работе. Так, например, начальник Тобольского губернского жандармского управления пишет ротмистру Калмыкову: «Надо бы выяснить, для какой надобности приехал к Распутину из Перми Рудольф Берге». После чего получил ответ от агентов: «Для какой именно надобности приезжал в Покровское к Распутину Рудольф Берге выяснить не представилось возможным, так как он пробыл только несколько часов». Следующий эпизод связан с непредоставлением информации от агентуры. Владимир Добродеев пишет 25 августа 1915 года ротмистру Калмыкову: «Вам было предписано иметь наблюдение за всеми действиями Григория Распутина и о всём замеченном доносить мне... О тех безобразиях, которые этот Распутин проделал на пароходе, кажется, «Товар-пар», от Вас донесения не поступало, а между тем о случае этом, как мне передал сегодня начальник губернии действительный статский советник Станкевич, тюменским уездным исправником производится расследование». От агентов поступил доклад: «На пароходе Распутин был сильно пьян, сильно безобразничал и предлагал какие-то книжки, но я не обращал внимания, какого содержания, не знаю…»

Руководство секретной службы опасалось за получение придуманных или неправильных сведений от своих агентов, вследствие чего бывали казусные ситуации. Так, например, начальника Тобольского губернского жандармского управления разозлила неясность одной из телеграмм, полученных от агентуры. В ней не было поставлено число отправления Распутина в Петроград. Начальник написал грозное письмо: «Из сего я прихожу к заключению, что вахмистр Иван Иванов, будучи уже десятый год вахмистром, относится к своим служебным обязанностям недостаточно внимательно… Такая невнимательность вызвала излишнюю переписку, донесение оказалось несколько запоздалым, почти на сутки, и совершенно непроизвольно было израсходовано на отправку лишних телеграмм…2 руб. 42 коп., причинив на эту сумму ущерб казне». Но вскоре выяснилось, что предписание о взыскании штрафа и выговор вахмистру Иванову были вынесены несправедливо, он был невиновен в случившемся: цифра оказалась ошибочно пропущена дежурным чиновником Тобольской почтово-телеграфной конторы при списывании телеграммы с ленты. Тогда начальник Тобольского губернского жандармского управления предписание признал недействительным, а начальнику конторы «многоуважаемому Г. С. Ерофееву» он велел об этом передать «в осторожной форме».  

Пока полиция разбиралась, куда пропала цифра в шифрограмме и переводила казённое время на переписку, борясь за сомнительную экономию, Распутин разъезжал на пароходах, а затем и вовсе уехал вагоном 1-го класса в Санкт-Петербург.

В это же время выясняется, что снижение жалованья, сокращение численности штата, проверка полезности предоставляемой информации из-за недоверия, поиск разного рода «зацепок» для борьбы с Григорием Распутиным на фоне событий Первой мировой войны привели к большому «проколу». 22 июля 1915 года стало известно о важном и серьёзном упущении секретной службы: «В керосиновых складах в г. Тюмени на реке Тура имеется беспроволочный телеграф, посредством которого местные немцы и пленные распространяют сведения с театра войны через Саратов», что «в фирме Бр. Нобель служившие раньше русские заменены немцами, что распространение телеграмм происходит через какого-то немца-газетчика».

На этом переписка заканчивается. Всего она состоит из 239 листов. Получив эти уникальные материалы из Государственного архива Тюменской области, Президентская библиотека продолжает знакомить своих читателей с многовековой историей российской государственности через достоверные источники: архивные документы, документальную фото- и видеохронику. На сегодняшний день фонд Президентской библиотеки составляет около 400 тысяч единиц хранения.


Все события

Проект
«Президентская летопись»

Дополнительные возможности

Зарегистрированные пользователи имеют возможность устанавливать закладки на книги и управлять ими из личного кабинета.

Зарегистрироваться