Поделиться материалом в соцсетях:

Человек и государь: Василий III в материалах Президентской библиотеки

25 марта 2019

25 марта 2019 года исполняется 540 лет со дня рождения великого князя Василия III.

Так исторически сложилось, что этому правителю Руси уделяется довольно скромное место в трудах учёных и художественной литературе, а по количеству портретов он заметно проигрывает другим князьям и царям. И тем не менее свою страницу в многовековой летописи нашей страны – и притом весьма значимую – Василий написал. Его называли «последним собирателем Русской земли». А ещё нередко отмечали: в нём, как ни в каком другом государе, был всегда виден человек... Убедиться в этом можно с помощью обширного цифрового фонда Президентской библиотеки. Копии многих раритетных изданий, посвящённых периоду правления Василия III, доступны на портале организации.

Василий появился на свет в 1479 году в семье Ивана III Великого и византийской царевны Софии Палеолог. После смерти в 1490 году наследника престола Ивана Молодого вступил в борьбу за великокняжеский трон и, одержав победу, стал соправителем своего отца вплоть до его кончины.

Свою жизнь Василий Иванович посвятил продолжению дела родителя – объединению вокруг Москвы всё ещё частично раздробленной Руси и укреплению вертикали власти. Прежде всего, начав править самостоятельно, юный великий князь заверил фаворитов Ивана III в том, что и его сын к ним благоволит. Вот что пишет Николай Карамзин в своей «Истории государства Российского» (1842), электронная версия которой доступна на портале Президентской библиотеки: «Государствование Василия казалось только продолжением Иоаннова. Будучи подобно отцу ревнителем Самодержавия, твёрдым, непреклонным, хотя и менее строгим, он следовал тем же правилам в Политике внешней и внутренней; решил важныя дела в Совете Бояр, учеников и сподвижников Иоанновых; их мнением утверждая собственное, являл скромность в действиях Монархической власти, но умел повелевать; любил выгоды мира, не страшась войны и не упуская случая к приобретениям важным для государственнаго могущества; менее славился воинским счастием, более опасною для врагов хитростию; не унизил России, даже возвеличил оную, и после Иоанна ещё казался достойным самодержавия».

За годы своего правления Василий III окончательно ликвидировал систему удельных княжеств. В итоге в состав Руси вошли Псков, Волоцкий удел, Рязанское и Новгород-Северское княжества. Объединяя земли, великий князь, казалось, осознавал всю полноту ответственности за предпринятые шаги и лично вникал во все тонкости, которые касались государственных преобразований. Например, подчиняя воле Москвы Псков, он провёл своего рода перемешивание населения: псковитян целыми семьями переселял в другие земли, а в Псков, в свою очередь, направлял жителей из других областей страны. Об этом подробно рассказано в книге известного писателя, историка и журналиста Николая Полевого «История русского народа» (1833): «Он распорядился самовластно во всём; наложил новые сборы и подати, установил суды, роздал поместья высланных из Пскова граждан Московским Боярам, воздвигнул церковь во имя Св. Ксении (день покорения Пскова), ввёл во Псков Московское охранное войско и, разселив Псковитян в Низовых городах, вывел напротив оттуда и поселил во Пскове равное число жителей».

Решая непростые вопросы внутренней политики, Василию III приходилось вести искусную политическую игру с западными соседями – Польшей и Литвой, которые исстари посягали на русские земли. И в данном случае московского великого князя можно с уверенностью называть новатором: предотвратить войны и кровопролития он хотел очень необычным для тех времён способом – путём объединения стран в одно государство под его властью. При этом Василий Иванович обещал уважать право народов исповедовать родную для них католическую веру. Об этом читаем у Карамзина: «Равноверие не есть истинное препятствие; он даст клятву покровительствовать Римский Закон, будет отцем народа и сделает ему более добра, нежели Государь единоверный. Мысль смелая и по тогдашним обстоятельствам удивительная, внушённая не только властолюбием Монарха-юноши, но и проницанием необыкновенным. Литва и Россия не могли действительно примириться иначе, как составив одну Державу: Василий без наставления долговременных опытов, без примера, умом своим постиг сию важную для них обеих истину; и если бы его желание исполнилось, то Север Европы имел бы другую Историю. Василий хотел отвратить бедствия двух народов, которые в течение трёх следующих веков резались между собою, споря о древних и новых границах».

Но нацеленная на мир дипломатия русского государя разбилась о воинственное вероломство литовцев и поляков. Поэтому приходилось отстаивать родные земли с мечом в руке. Что Василию удавалось не хуже. В подобные моменты он от мягкой риторики переходил к молниеносным действиям, которые заставляли врагов Руси бояться и уважать противника. В вышеупомянутой «Истории русского народа» Н. А. Полевого говорится, что, исчерпав все доводы о необходимости мира в диалоге с польским королём, Василий перестал стесняться в выражениях: «Говорили, что в гневе он обещал воевать с Польшею до тех пор, пока лошадь его будет ходить, а сабля рубить. Отправив к Сигизмунду складную грамоту, он исчислял в ней всё, что давало причину к новой войне... Объявляя притом войну, Василий написал имя Сигизмунда без титула».

Надо сказать, Василий III на поле брани проявил себя также достойно. Польша и Литва так и не достигли успехов в своих завоевательных походах, несмотря на некоторую поддержку со стороны оппозиционно настроенных русских князей. А тем временем Москва смогла расширить свои территории – в 1514 году был взят Смоленск.

Но были ещё два серьёзных противника, которых русскому государю нужно было постоянно сдерживать, – Крымское и Казанское ханства. Татары время от времени совершали разорительные набеги на наши земли. Война с ними велась с переменным успехом. Впрочем, боевые неудачи только закаляли Василия Ивановича. Известия о провале одного из походов на Казань вовсе не расстроили его. Огорчило великого князя совсем другое обстоятельство: «Василий оказал совершенное хладнокровие, узнав все обстоятельства похода; он даже разгневался на одного немца, который, спасая пушки, не берёг себя. „Люди знающие мне дороже пушек“, – говорил он», – пишет Н. А. Полевой.

Говоря о личных качествах Василия III, стоит отметить его отношение к политическим соперникам: очень часто, наказывая их, он быстро прощал. По мнению исследователей, обусловлено это было любовью к женщине, которая смягчала сердце великого князя. Он был дважды женат. Первую супругу Соломонию Сабурову, брак с которой был бездетным, он хоть и не любил, но питал к ней тёплые дружеские чувства. Настоящее же всепоглощающее чувство Василий Иванович испытал к княжне Елене Глинской. Именно оно заставило государя решиться на развод – сложный и вызывающий осуждение в то время процесс. Вот что об этом сообщается в «Истории русского народа» Полевого: «Вдруг увидел он красавицу и для нея забыл всё, решился растерзать сердце добродетельной женщины, с которою жил 20-ть лет, даже – нарушить все уставы церковные... Елена, девица редкой красоты, гордая, честолюбивая, вольная в обращении, превышавшая других, и особливо Русских девиц, своим Литовским образованием… Одни говорили, что сей брак не по закону Божию православному; другие боялись, что чужеземные обычаи, и без того начавшие внедряться в Русь... теперь ещё больше усилятся и сделаются опасны православию... Василий, стараясь нравиться молодой супруге, выбрил бороду».

Так или иначе, но именно этот союз, с Еленой, стал счастливым: в 1530 году в семье московского князя родился наследник – Иван. Тот самый, которого затем назовут Грозным… Следом, через два года, княжна произвела на свет второго сына – Юрия.

Но воспитывать детей Василию III было не суждено. В 1533 году он умер. Причиной смерти, по некоторым данным, стал подкожный нарыв. Ряд учёных предполагают, что это был рак в последней стадии, но тогда на Руси об этой болезни не имели ни малейшего представления. Елена Глинская, известная своим крутым нравом и стальным неженским характером, узнав о смерти мужа, вероятно, впервые показала на публике свои глубокие чувства. Этот момент описан в вышеупомянутом труде Н. А. Полевого: «Елена… лишилась чувств. Обморок ея продолжался около двух часов. На другой день вырыли могилу в Архангельском соборе, подле гроба Иоанна III, и великолепно похоронили Василия. Народ плакал и рыдал, как будто предчувствуя страшную будущность свою».