Поделиться материалом в соцсетях:

Последние дни жизни А. С. Пушкина: «в нём было заметно какое-то грустное беспокойствие»

10 февраля 2020

10 февраля 2020 года исполняется 183 года со дня гибели Александра Сергеевича Пушкина, творчество и личность которого не перестают интересовать миллионы читателей в России и за её пределами. Коллекция Президентской библиотеки «А. С. Пушкин (1799–1837)» в своих раритетных изданиях передаёт всю уникальность натуры гения.

«"Ясный", "гармонический" Пушкин, гениальный "гуляка праздный", такой как будто понятный в своей нехитрой гармоничности благодушной беспечности, в действительности представляет из себя одно из самых загадочных явлений русской литературы. <…> Он куда труднее понимаем, куда сложнее, чем даже Толстой, Достоевский или Гоголь», – пишет В. Вересаев в книге «Пушкин в жизни. Вып. 1», с электронной копией которой можно ознакомиться на портале Президентской библиотеки.

В одной из статей журнала «Русская старина» (январь-март, 1883) приводятся воспоминания мемуариста и историка-любителя Н. В. Путяты: «Он легко знакомился, сближался, особенно с молодыми людьми, вёл, по-видимому, самую рассеянную жизнь. <…> Среди всех светских развлечений он порой бывал мрачен; в нём было заметно какое-то грустное беспокойствие, какое-то неравенство духа; казалось, он чем-то томился, куда-то порывался».

Последний год жизни Пушкина оставил немало загадок, о чём свидетельствуют богатейшие источники Президентской библиотеки. Например, в одной из статей журнала «Русская старина» за июнь 1880 года подробно рассматривается совокупность сложных обстоятельств, отяготивших до предела существование поэта. В ней говорится, что огромные денежные долги семьи Пушкиных нарастали, как снежный ком: ребятишек было уже четверо. Детская находилась за дверью кабинета, и даже во время работы Александр Сергеевич слышал возню и весёлые крики «Гришки, Сашки, Машки и Наташки». Требовались новые капиталовложения: поэт писал, сидя в «вольтеровском» кресле, купленном в долг.

В газетах и журналах того времени активизировались литературные враги и завистники поэта. Ф. В. Булгарин и О. И. Сенковский, издатели журналов «Северная пчела» и «Библиотека для чтения», в своих рецензиях на произведения поэта констатировали «закат» его таланта: Пушкин де «исписался».

В самый день Пасхи 29 марта 1836 года умерла мать писателя. Отношения Надежды Осиповны с сыном всегда были сложными, недопонимание с её стороны сильно омрачало детство маленького Саши. И, может быть, именно по причине нераскрытой любви друг к другу сын так трагически воспринял уход матери. Александр Сергеевич сам отвёз её тело из Санкт-Петербурга в Святые Горы и похоронил в Успенском монастыре. Здесь же рядом с ней он выбрал место и для себя, будто предчувствуя близкую кончину.

Особенно поражает решительность Пушкина, который в этот сложный для него период взялся издавать и редактировать задуманный им журнал «Современник». В электронной копии журнала «Русская старина» за июнь 1880 года сообщается: «Первый том Современника, вышедший в апреле 1836 года, возбудил много толков в читающей публике: большинство, под обаянием имени издателя, восхищалось, безусловно, каждою статьёю; меньшинство, состоявшее, однако, из людей образованных, знакомых с иностранными revues, отзывалось о Современнике далеко не сочувственно. Расчёт гениального поэта, не обладавшего талантами сметливого издателя, оказался ошибочен: вместо чаемых выгод, он в первый (и последний) год издания понёс значительные убытки».

Тем не менее, своё последнее лето семья Пушкиных провела на даче, на великосветском Каменном острове, и возвратилась на Мойку лишь 12 октября. Дома поэта ждало приглашение в Царское Село на традиционную лицейскую годовщину 19 октября. «Пушкин приготовлял к этому дню обычное стихотворение, но не успел его окончить, – читаем в журнале «Русская старина» (июнь, 1880). – Явясь на праздник, он извинился перед товарищами, что прочтёт им пиесу, не вполне доконченную; развернул лист бумаги, <…>, всё смолкло, <…>, он начал: «Была пора: наш праздник молодой / Сиял, шумел и розами венчался…». И вдруг слёзы покатились из его глаз; голос пресёкся. Он положил бумагу на стол и отошёл в угол комнаты, на диван. Другой товарищ прочитал за Пушкина его последнюю Лицейскую годовщину.

В том же 1836 году, нелёгком для литератора, лучшие художники России просили поэта позировать им для создания портрета, однако тот чаще отказывал. Причина заключалась в том, что Пушкин не любил своей внешности. «Здесь хотят лепить мой бюст. Но я не хочу. Тут арапское моё безобразие предано будет бессмертию во всей своей мертвой неподвижности», – писал он жене из Москвы. Или, к примеру, часто повторял о себе вслед за няней: «Хорош никогда не был, а молод был». Более подробно разобраться в этом вопросе поможет электронная копия альбома «Пушкин и его друзья. Портреты и рисунки» 1937 года выпуска со вступительной статьёй И. С. Зильберштейна.

4 ноября 1836 года А. С. Пушкин получил три экземпляра анонимного послания, заносившего поэта в орден «рогоносцев». Это был намёк на неверность его жены, и тогда Александр Сергеевич Пушкин вызвал предполагаемого обидчика Жоржа-Шарля Дантеса на дуэль.

Так, 10 февраля 1837 года не стало великого русского поэта, драматурга и прозаика, одного из самых авторитетных литературных деятелей первой трети XIX века А. С. Пушкина. Последние дни и часы его жизни детально описаны в книге Д. Анучина «А. С. Пушкин» (1899), в журнале «Русская старина» (февраль, 1901), в издании 1929 года «Разговоры Пушкина», в одном из которых читаем: «По приезде домой, однако ж, раненый почувствовал смерть и сказал: "Теперь я вижу, что я убит"». Умирал Пушкин так же мужественно, как жил. Позвав жену и детей, он перекрестил их и благословил. Простился с друзьями. «Кончена жизнь. Тяжело дышать, давит», – звучали его последние слова.

Провожать великого русского поэта в последний путь собралась многотысячная толпа по причине того, о чём писал А. С. Кашпурев в своей работе «Заслуги А. С. Пушкина пред русским народом» (1900): «Белинский справедливо предрекал Пушкину, что он будет поэтом классическим, по творениям которого будут образовывать не только эстетическое, но и нравственное чувство. <…> В самом деле, каким гуманным, благородным, мягким чувством проникнуты почти все произведения Пушкина. И нигде не видно нытья, всюду бодрость духа, всюду слышится вера в русский характер».