Поделиться материалом в соцсетях:

К 75-летию Великой Победы. «Тысячи ленинградцев взялись за лопаты и вышли на огороды...»

12 февраля 2020

«Примерно в конце апреля в Ботаническом саду против Гренадерского моста мы копали яму для ДЗОТа, и я там нарвала молодых кленовых листьев. Сварили из них суп – очень даже вкусно. Едим любую зелень, что съедобна – щавель, заячьи лапки – и всё в рот. Но зелени видим мало. Всё время на заводе, круглые сутки. <…> В середине июля меня, Беллу Меерсон и Тоню Иванову вызвал нач. цеха и послал нас в «командировку» в Токсово за щавелем и лебедой для рабочих цеха».

С «Дневниковыми записями и воспоминаниями о блокаде Ленинграда Хваловской (Жуковой) Лидии Васильевны» (2019) можно ознакомиться в электронном читальном зале Президентской библиотеки.

Люди, пережившие блокаду, не любят вспоминать о ней, потому дневники и записанные позднее воспоминания становятся особенно ценными артефактами. Особенно тяжела память о Ленинграде 1941–1942 годов, когда жизнь каждого зависела от тех самых «125 блокадных грамм / С огнём и смертью пополам». Эта норма была введена постановлением Военного совета № 00409 Ленинградского фронта, которое можно найти в электронной копии книги «Блокада Ленинграда в документах рассекреченных архивов» Николая Волковского (2004) из фонда Президентской библиотеки.

Сведённой к минимуму пайки хлеба катастрофически не хватало. Зима и ранняя весна 1942 года унесли сотни тысяч жизней ленинградцев и защитников города. Смерть не щадила никого: ни по возрасту, ни по полу, ни даже по положению. Живописец Иван Билибин, художник с мировым именем, скончался от голода в январе 1942-го. Верхолаз Алоиз Земба из четвёрки альпинистов, спасавших от вражеских бомбёжек шпиль Петропавловского собора, жил от нехватки сил в одном из приделов храма и умер от голода. Нередко обессилившие горожане падали прямо на заснеженных улицах и там же замерзали.

Фронтовое и партийное руководство тогда решило, что подобное не должно повториться в наступившем году. Оно приняло программу борьбы с голодом, частью которой стало огородничество – столь неожиданное в сложившихся условиях, но оказавшееся эффективным.В широко распространённой по городу листовке с призывом  «Товарищи Ленинградцы! В условиях Отечественной войны советского народа против немецко-фашистских захватчиков требуется увеличение продовольствия» говорится непреложное: «В условиях Отечественной войны советского народа против немецко-фашистских захватчиков требуется увеличение продовольствия для удовлетворения потребностей Красной Армии и населения. Каждый трудящийся должен иметь свой личный огород...» (1942).

Неожиданным и непривычным стал этот призыв для бывшей имперской столицы, по площадям и улицам которой изучалась классическая архитектура. Но жить в вечном голоде и страхе тоже было нельзя. Горожане, осознавшие всю важность выполнения продовольственной программы, делали невозможное возможным.

На второй странице оцифрованной газеты «Ленинградская правда», 1942, № 66 (8172) (20 марта)» читаем: «По решению Исполкома, Ленгорсовета, депутатов трудящихся, исполкомы райсоветов обязаны срочно приступить к организации личных потребительских огородов и их объединений. Трестам пригородного сельского хозяйства и земельного строительства предложено обеспечить выращивание рассады для индивидуального огородничества. С 25 марта для населения города будут организованы агроконсультации по вопросам выращивания овощей и картофеля».

Семена отныне можно было приобрести в специальных магазинах, открытых в каждом районе города. Власти не только требовали, но и обучали ленинградцев совершенно несвойственному для них труду, ведь абсолютное большинство горожан никогда не занимались сельским хозяйством.

Кроме консультаций по выращиванию овощей и памяток по огородничеству, огромным тиражом были выпущены брошюры с рецептами об употреблении плодов в сыром виде, о приготовлении супов, котлет, запеканок, киселя, компота, зефира и многих других блюд; о заготовке впрок свёклы и её ботвы, репы, редьки, хрена, брюквы, бобов, моркови и других растений.

Вот хотя бы некоторые из названий брошюр, представленных на портале Президентской библиотеки, рецепты из которых стали настоящим спасением для тысяч ленинградцев: «Использование в пищу ботвы огородных растений и заготовка её впрок» (1942), «Использование в пищу дикорастущих съедобных растений» (1942). Оказывается, «из ботвы можно приготовить целый ряд вкусных и ароматных первых блюд (борщи, щи, супы, пюреобразные супы, овощные супы в комбинации с крупами, холодные супы) и вторых блюд (тушёная ботва в масле и под соусами, комбинированные с крупами и мукой котлеты, биточки, запеканки, оладьи и т. п.)». В начале 90-х годов прошлого века, когда страну потряс тяжелейший системный кризис, газеты писали, что блокадники не растерялись, вспомнили эти старые проверенные рецепты и пускали их в дело не только на загородных шести сотках, но и в черте Ленинграда: собирали зелень в садах и парках.

И работа в городе закипела. Стараниями своих измождённых, ослабленных голодом и холодом жителей Ленинград стал, по сути, одним сплошным огородом: грядки были разбиты не только в более-менее приспособленном для этого Летнем саду и других парках, но и вокруг Казанского собора, у Исаакия, на Марсовом поле…

В статье  «За высокий урожай», опубликованной на страницах газеты «Ленинградская правда», № 123 (8229) (26 мая)»,  можно прочесть: «В Парголовском районе для подсобного хозяйства нашего завода отведён участок земли в 25 гектаров. Уже 4 мая первая группа рабочих прибыла на место и немедленно взялась за дело. Сразу же мы начали набивать парники. Заготовили землю, на носилках и тележках доставляли к парникам навоз. На рассаду посеяли капусту, брюкву, лук-порей, заняв 200 рамомест. Коллектив подсобного хозяйства, включившись в социалистическое соревнование, поставил перед собой задачу собрать в текущем году 600 тонн овощей. Этого количества хватит для заводских столовых на год».

Всевозможные затруднения в новом для всех деле преодолевались на ходу. В хозяйстве всего одна лошадь? «Не теряя времени, мы сразу же прибегли к ручному труду. Рабочие копают землю лопатами, рыхлят её граблями».

Писали не только о передовом опыте, но и об отстающих: «Тысячи ленинградцев взялись за лопаты и вышли на огороды. В воскресенье только в одном Приморском районе работало на огородах свыше 4.000 человек. Сев в некоторых подсобных хозяйствах и на индивидуальных огородах развёртывается неудовлетворительно. До сих пор ещё в отдельных подсобных хозяйствах не приступили даже к обработке земли под овощи. В этом – прямая вина руководителей этих предприятий и районных организаций», – рассказывается в издании «Ленинградская правда» – № 114 (8220) (15 мая)».

Как известно, Президентская библиотека в год 75-летия освобождения Ленинграда от фашистской блокады провела совместно с «Радио России» и газетой «Петербургский дневник» акцию по сбору материалов: документов, писем, дневников, фотографий из личных архивов жителей блокадного города. Артефакты оцифровываются и  пополняют  фонд Президентской библиотеки, становятся доступными пользователям всего мира, находят широкое отражение в СМИ. На призыв библиотеки поделиться свидетельствами о том времени откликнулись более 250 человек, предоставивших для оцифровки не менее 3000 уникальных документов.

В этих дневниках, зачастую беглых зарисовках времени, рельефно проступает тема блокадного огорода, каким стал некогда «блистательный Санкт-Петербург», по определению поэта Николая Агнивцева.

«Наступил 1942 год, лето, – рассказывает Юрий Павлович Иванов в «Воспоминаниях о войне и детстве в блокадном Ленинграде», записанных специалистами Президентской библиотеки и доступных в электронном читальном зале, – Немножко стало легче, нам добавили хлеба где-то уже в декабре, но мы почувствовали это только, может, в марте. Но как легче? Было голодно. Единственное, что мы стали в июне есть траву какую-то, лебеду. Это я помню прекрасно. Стали сажать огороды, где только можно. На Кировском проспекте сажали огороды, и где-то даже у Исаакиевского собора это было…».

Полная картина событий тех 900 страшных дней осады города на Неве и его освобождении представлена в специальной цифровой коллекции Президентской библиотеки «Оборона и блокада Ленинграда», ставшая частью более масштабной и, по сути, народной коллекции «Память о Великой Победе», которая из года в год пополняется новыми уникальными материалами.

«Блокадная» подборка включает в себя не только электронные документы, кинохронику, книги как художественные, так и документальные, дневники ленинградцев, переживших вместе с городом страшные времена, но и электронные копии газет: «Ленинградская правда», «Смена», «Красная Звезда»; есть здесь и оцифрованные выпуски партизанских изданий, листовки и плакаты времён войны.