Поделиться материалом в соцсетях:

Президентская библиотека – к 300-летию победы российского флота при Гренгаме

7 августа 2020

300 лет назад, 7 августа (27 июля по старому стилю) 1720 года, состоялось последнее крупное морское сражение в Северной войне – морской бой при острове Гренгам. Победа молодого российского флота оказала большое влияние на ход войны и во многом предопределила скорое заключение Ништадтского мира.

Создателю военно-морского флота России Императору Петру I на портале Президентской библиотеки посвящена обширная подборка уникальных материалов «Пётр I (1672–1725)», входящая в коллекцию «Династия Романовых. Земский собор 1613 года». С ходом Северной войны знакомят раздел День в истории и отдельные оцифрованные исследования, доступные как на портале, так и в электронном читальном зале библиотеки.

К августу 1720 года война России со Швецией продолжалась уже 20 лет. Её причину называет военный историк Сергей Михеев в книге «История русской армии» (1910): «Начиная с Иоанна Грознаго, на протяжении полутораста лет Московское государство напрягает все усилия, чтобы вернуть берега Балтийскаго моря, и хотя одна наша неудачная война сменяется другой – также неудачною, однако стремление не ослабевает, ибо жизненные интересы государства властно требовали найти выход к морю во что бы то ни стало и вернуть утраченныя там владения».

После Гангутского сражения в 1714 году Англия, встревоженная укреплением морских позиций России, вступила в военный союз со Швецией. В 1720 году англо-шведская эскадра демонстративно приблизилась к Ревелю, но затем вновь отошла к шведским берегам. Князь Пётр Голицын, тогда находившийся в Ревеле, сообщал об этом событии Петру I в своем послании, включённом в «Собрание писем императора Петра I-го к разным лицам с ответами на оныя» (1830): «всенижайше доношу ВАШЕМУ ЦАРСКОМУ ВЕЛИЧЕСТВУ, Англинской флот с Шведским в 33 кораблях пришли 30 Маия по полудни во 2 часу и стали не доходя Наргина, от мыса Суропа в миле, и по сие время действа ни какаго от них нет».

Полковник Гвардейского Генерального штаба Александр Карцов, автор «Военно-исторического обзора Северной войны» (1851), описывал происходившее так: «…Швеция, надеясь на помощь, которую обещала ей Англия, продолжала упорствовать в войне. В 1720 году действительно английский флот явился в Балтийском море и угрожая России вошёл даже в Финский залив. Но это не защитило Швеции от ударов Царя. Из шкер окружающих Финляндию, галеры русския, под начальством Голицына, снова появились у шведских берегов и ужаснейшия опустошения повсюду сопровождали появление их».

В битве при острове Гренгам, входящем в состав Аландского архипелага, английский флот не участвовал. У шведов, которыми руководил вице-адмирал Карл Шёблад, был один линейный корабль, четыре фрегата, три галеры, шнява, галиот, бригантина и три шхербота. Русская эскадра под командованием генерала Михаила Голицына состояла из 61 галеры и 29 лодок. 7 августа (27 июля) русский флот двинулся к острову Гренгам, чтобы занять удобную позицию в шхерах, но был атакован шведами и повернул обратно в пролив. Корабли противника устремились в погоню, но на мелководье большие фрегаты оказались беспомощными. Русские перешли в контратаку и взяли 4 фрегата на абордаж, остальные шведские корабли отступили. Историк военно-морского флота, генерал Феодосий Веселаго в книге «Краткая история Русского флота» (1893) так описывал это сражение: «Голицын подошёл к Гренгаму, с намерением подождать между островами, когда стихнет ветер и можно будет напасть на неприятельския суда; но шведский адмирал сам двинулся атаковать наши галеры и, отступлением их, завлечён был в такое тесное в проливе место, между мелями и каменьями, в котором галеры получали значительныя преимущества пред парусными судами. Видя невыгодное положение неприятеля, Голицын из отступления перешёл в атаку и, после жестокаго артиллерийскаго боя, четыре шведских фрегата взяты были абордажем, во время котораго захвачено в плен более 400 человек шведов, а с нашей стороны убито и ранено более 300 человек».

Петру I о состоявшемся сражении доложил командовавший русской эскадрой князь Михаил Голицын. Это уникальное свидетельство участника битвы можно прочитать в «Собрании писем императора Петра I-го к разным лицам с ответами на оныя»: «…я осмотря и призвав Генералитет Полковников и Подполковников имели совет, и предположили: чтобы того дня выйти в гавань к острову Грен-Гаму, и когда погода будет тихая, а оныя суды далече не отступят, чтоб абордировать. И как мы в тое гавань стали, то оныя суды и ещё прибылыя с Вице-Адмиралом Шеблатом, на парусах шли к нам в пролив, чего не возможно было надеяться, однако ж для погоды имели уступить в прежнюю свою гавань… И как стали к нам пригребать и в их оборотах для пушечной стрельбы и в ретираде, снасти перебиты, и стало на мель два фрегата… Другие два фрегата взяли абордирунгом на парусах, на свободной воде; а достальные, Вице-Адмиральский корабль и прочие ретировались, однако ж по возможности гнали и от Вице-Адмиральского корабля видели в воде доски, а за ними больше следовать не допустила погода… И как то с помощию Божиею и ВАШЕГО ВЕЛИЧЕСТВА счастием окончилось, имели те суды ввесть к себе в гавань».

Некоторые историки в числе причин поражения шведского флота называют тактическую ошибку командования. Такое мнение приводит, например, писательница Мария Лялина в своей книге «Подвиги русских адмиралов Петра Михайлова, Спиридова, Ушакова, Сенявина, гр. Гейдена, Лазарева, Нахимова, Корнилова и их сподвижников» (1900): «В Гренгамском сражении шведы пострадали благодаря оплошности, необъяснимой для таких опытных воинов. Зная, что русские обладают значительным гребным флотом, шведы не позаботились обзавестись мелкими судами, для которых только и возможно движение в шхерах. <…> В увлечении преследования, шведы незаметно забрались в такую тесноту между мелями и каменьями, что с парусными судами трудно было управиться, и галеры получили над ними преимущество».

Однако никто не будет спорить, что блестящая победа при Гренгаме в первую очередь была одержана благодаря умелым действиям наших офицеров и отчаянной смелости моряков. В честь победы были изготовлены золотые и серебряные медали «За сражение при Гренгаме» с надписями: «Прилежание и храбрость превосходит силу» и «1720 июля в 27 дня», которыми награждали российских моряков.

7 августа (27 июля по старому стилю) – в день памяти святого Пантелеймона, российский флот в разные годы прославился дважды – в 1714 году, в битве при Гангуте и, спустя 6 лет – при Гренгаме. В честь этих побед в Санкт-Петербурге в 1739 году была построена Пантелеймоновская церковь. В 1914 году на её фасаде укрепили мраморные мемориальные доски с перечнем полков, сражавшихся при Гангуте и Гренгаме.

Гренгамское сражение стало заключительным в Северной войне. Как писал полковник Гвардейского Генерального штаба Александр Карцов, автор «Военно-исторического обзора Северной войны» (1851), «шведское правительство убедилось наконец в бессилии своём вести войну с Петром и предложило мир. Царь не отказывался. Переговоры открыты были в Ништате».