Поделиться материалом в соцсетях:

Блокадное детство – в материалах Президентской библиотеки

21 февраля 2019

На призыв Президентской библиотеки поделиться документами о блокаде среди сотен людей откликнулась и петербурженка Людмила Земскова. Сестра её бабушки Валентина Любова всю войну проработала директором ленинградской школы № 105, оставила воспоминания о подвиге учителей и сохранила сочинения, которые писали дети в школах осаждённого города.

Её воспоминания появились под впечатлением от встречи выпускников спустя много лет после описываемых событий: «Хорошо помню первый день войны и многие последующие блокадные дни, когда за окнами школы рвались бомбы и снаряды, а мы с ребятами учились, боролись за жизнь, помогали Родине и фронту и мечтали о лучших днях...»

Учеников, которые не бросили занятий в первую военную зиму 1941/42 года, называли зимовщиками. Любова вспоминала, как одну из них, Зою Прусакову, тяжело ранило в новогоднюю ночь. А когда девочка вернулась из госпиталя, ребята пришли к ней домой и вместе «устроили консультации по всей учебной программе, чтобы та не отстала от класса».

Вспоминает Валентина Любова и о том, как в одно весеннее утро 1942 года вышла во двор школы и ахнула. Ночью прорвало трубы, вода залила весь двор, а мороз сковал её в одну сплошную льдину. Ситуация грозила настоящим бедствием, если бы лёд растаял и вода потекла в бомбоубежище. С трудом удалось найти двух старшеклассников, которые ещё не потеряли все силы и могли управляться с ломом.

Слёзы наворачиваются, когда листаешь собранные Любовой выдержки из сочинений школьников Выборгского района Ленинграда, написанных в первую блокадную зиму. Темы говорят сами за себя: «Осень в Ленинграде 1941 года», «Зима в 1941–1942 годах в Ленинграде», «За что я ненавижу фашистов», «Моя жизнь». В них раскрываются чувства и мечты маленьких участников обороны Ленинграда, любовь к родному городу и жгучая ненависть к фашизму.

Читаем сочинение ученицы шестого класса Лили Жималенковой: «Город стоит мрачный, суровый и молчаливый, одетый ледяным покровом. Прекратилось движение трамваев. Замолкло радио. Не работает водопровод и канализация. Город как будто спит в своём пушистом саване. По тротуару бредут, как тени, ослабевшие жители. В магазине стоят по целым дням в очереди в ожидании продуктов и к вечеру расходятся голодные в свои неприветливые квартиры. Но они не падают духом. И в сердцах ещё больше растёт ненависть к врагу».

Из сочинения ученика шестого класса Д. Нахабина: «Самый памятный день в моей жизни – 29 января. В этот день умерла моя бабушка. Этот день я никогда не забуду и буду вечно проклинать Гитлера…»

Не может не тронуть судьба десятиклассницы Анны Варенцовой, о которой рассказал её младший брат: «Прекрасно училась Аня. Была секретарём комсомольской организации, отличной общественницей. Рыть окопы, работать в почте, шить бельё для Красной армии – Аня первая. На всех вечерах в школе она хорошо декламировала, была жизнерадостна, много читала. <…> Заболела Аня ангиной, осложнение пошло на ноги. Мать услыхала, как Аня стала смеяться. На вопрос мамы, что с ней, Аня ответила: „Смешно, мне 17 лет. Я комсомолка, а собираюсь умирать“. А когда заметила, что маму это взволновало, объяснила: „Хочу приготовить тебя, чтобы не убивалась ты очень. Выведи меня в сад, хочу видеть солнце, наши самолёты…“»

Читаем сочинение ученицы Тамары Соловьёвой «Моя жизнь»: «От недостатка пищи папа заболел и в ночь с 20 на 21 декабря скончался. Братишка наш пропал без вести. Вероятно, упал на дороге, так как очень сильно был истощён. 10 февраля заболела мама. 2 марта скончалась. Ни папы, ни мамы, ни брата – я одна. 28 марта за мной пришла моя родная тётя и сказала, что берёт меня под своё опекунство. Но как только перевезла мои вещи к себе, то эвакуировалась неизвестно куда, даже карточки мои взяла, я осталась без денег, без карточек, без вещей... Приютила активистка тётя Лиза Рябова. 8 апреля я пошла за хлебом и попала под машину – перелом ноги. И вот это, может быть, меня спасло от смерти, так как в больнице кормили хорошо...»

Также в Президентскую библиотеку передана для перевода в цифровой формат статья из газеты «Ленинградский рабочий» от 1 марта 1985 года. Называется она «Расскажу о медсестре» и повествует о подвиге женщин в блокадном Ленинграде, «для которых не было чужих детей, а дети находили заботу и ласку в сердцах разных женщин: учителей школ, воспитателей детсадов, медицинских сестёр, санитарок».

«В осаждённом городе на зиму 1941–1942 годов остались дети, по большей части тех, кто, спасаясь от наступающего врага, в июле – августе 1941 года устремился в Ленинград из близлежащих пригородов, сёл, деревень. Многие остались сиротами. Тогда было принято решение организовать так называемые „малютки“ – группы для детишек-сирот в детских садах. С открытием навигации на Ладоге их стали вывозить на Большую землю…» – сообщается в статье.

Г. А. Завинская в своих записках рассказывает, как выживал в блокаду детский сад, в котором она воспитывалась и где тогда работала её мама. Автор навсегда запомнила, как воспитатели варили кисель из обоев и шутили между собой: «Сегодня кисель в полосочку или цветочек?»

Ранее в рамках акции по сохранению памяти о блокаде Ленинграда своими воспоминаниями с сотрудниками Президентской библиотеки поделился Иван Ильин, которому в 1941 году было 10 лет, но он рвался сражаться с немцами, убежал на фронт, а потом пережил череду приключений в эвакуации. Свою книгу о жизни девочки в блокаду в фонд Президентской библиотеки передала Алиса Большакова. Всего на призыв поделиться свидетельствами о том времени откликнулись около 200 человек, передав для оцифровки около 2000 документов.