Поделиться материалом в соцсетях:

Поэт, этнограф, кавалер двух Георгиевских крестов Николай Гумилёв – прочитанный заново молодыми учёными

15 апреля 2019

«Творчество Н. Гумилёва лишь недавно стало возвращаться не только к читателю, но и к исследователю. Этого художника не издавали больше шести десятилетий, его табуированное имя вычёркивалось цензорами и редакторами из книг и статей. Последние два десятилетия стали появляться работы об Н. Гумилёве-человеке, путешественнике, этнографе, основателе акмеизма и литературном критике, наконец, поэте. И малоизученная его проза поможет понять направление поисков Н. Гумилёва в начале пути, осмыслить процесс эволюции от символизма к акмеизму», – пишет Д. Грачёва в автореферате диссертации на тему «Философско-эстетическая концепция и её интертекстуальная реализация в прозе Н. Гумилёва (сборник рассказов „Тень от пальмы“)» (2006) из электронного фонда Президентской библиотеки.

15 апреля 2019 года исполняется 133 года со дня рождения Николая Степановича Гумилёва (1886–1921), поэта Серебряного века, создателя акмеизма и «Цеха поэтов», драматурга, литературного критика, переводчика, путешественника, офицера уланского полка, кавалера двух Георгиевских крестов. Президентская библиотека продолжает публикацию на своём портале авторефератов диссертаций, исследующих богатейшее творческое наследие Николая Степановича Гумилёва.

Родился он в Кронштадте, в семье корабельного врача, а детские годы выпало счастье провести в Царском Селе. Именно там, «где столько лир повешено на ветки», Николай, завершая своё гимназическое образование, получал первые уроки поэтического мастерства от директора Царскосельской гимназии, тонкого адепта русского символизма Иннокентия Анненского. Труды Фридриха Ницше и стихи символистов-современников также были проштудированы и усвоены начинающим автором.

Первый сборник поэта «Путь конквистадоров», увидевший свет в 1905 году, показался читателям каким-то нездешним, пряно-экзотичным; его персонажи, будто сошедшие со страниц приключенческих персонажей Фенимора Купера, были крепки телом и духом и умели добиваться цели любой ценой.

В автореферате диссертации Анастасии Кулагиной  «Жизнетворческая концепция и принципы создания образа в лирике и драматургии Н. С. Гумилёва» (2012) отмечается, что любой художник существует в двух пространствах бытия: пространстве жизни и пространстве искусства. С эпохи немецких романтиков в искусство вошло новое понятие – жизнетворчество. В отличие от символистов, реалистов, футуристов, продолжает автор, для акмеистов (напоминаем, акмеизм – это литературное течение, противостоящее символизму; акмеисты провозглашали материальность, предметность тематики и образов, точность слова) жизнь не часть некой программы. Жизнь художника имеет свою собственную ценность, составляет его биографию. «В нашей работе, – замечает Кулагина, – „жизнетворчество“ выступает как сознательное структурирование собственной жизни, процесс её формообразования и стилизации в заранее выбранном направлении, когда человек предстаёт автором-героем своего жизненного повествования».

Таков Гумилёв. Вот он в образе конквистадора, вот монаха-абиссинца или созданного им же «Дон Жуана в Египте». Он действует, он исследует земли и континенты, взаимодействует с людьми, флорой и фауной далёких экзотических стран. И не только на бумаге или в воображении. Осенью 1908 года Гумилёв совершает свою первую поездку в Африку. Зелёные холмы, бесконечные золотые дюны пустыни зажгли сердце поэта: он становится первооткрывателем африканской темы в русской поэзии. Позднее ещё трижды ездил в Африку, собирал народные песни, образцы изобразительного искусства, этнографические материалы – это рельефно и ярко отобразилось цикле «Абиссинские песни». Жизненный путь Гумилёва во многом соотносился с его поэзией: романтический пафос конквистадорства из стихов просачивался в реальность, помогая поэту преодолевать собственные слабости и добиваться побед.

Филолог Евгения Раздьяконова в автореферате диссертации на тему «Романтический конфликт и его трансформация в творчестве Н. С. Гумилёва» (2014) отмечает: «Гумилёв, как и большинство поэтов-романтиков, выстраивает свой художественный мир вокруг путешествия и перемещения в удалённые области. Тут работает одна из самых универсальных антиномий „Здесь – Там“; „Здесь“ – это мир действительности – обыденный, приземлённый, трагический, полный неблагополучия, „Там“ – различные разновидности мира иного: идеального, таинственно-прекрасного, мистически-страшного, потустороннего, светлого, возвышенного, чудесного и т. д. <…> Окружающий мир в творчестве поэта поделён на мир обыденный и мир священный, и из первого во второй перманентно устремляется лирический герой Гумилёва». И не только лирический, но и реальный исследователь-этнограф.

Это была уже не отроческая игра в конквистадоров. На портале Президентской библиотеки 11 января 2019 года появилось сообщение, что Музей антропологии и этнографии имени Петра Великого Российской академии наук (Кунсткамера) представил в открытом доступе альбом «Эфиопская коллекция Николая Гумилёва». (Эфиопия в то время носила название Абиссиния.) Это бесценное собрание артефактов говорит многое о глубоком интересе Гумилёва к этнографии Африки. На сегодня в коллекции хранится 242 стеклянных негатива, 107 этнографических предметов и четыре картины художников Эфиопии. Собрание является одной из самых ранних этнографических коллекций с территории Восточной Африки. Причём на многих снимках отражена исчезнувшая культура местных народов, запечатлённая до начала их интенсивных контактов с европейцами.

Именно африканскими поездками было навеяно одно из самых лучших стихотворений Гумилёва: «Сегодня, я вижу, особенно грустен твой взгляд / И руки особенно тонки, колени обняв, / Послушай: далёко, далёко, на озере Чад / Изысканный бродит жираф». Эти строки он посвятил будущей жене, поэтессе Анне Горенко, более известной своим почитателям как Ахматова. И весь сборник «Романтические цветы» был посвящён этой изящной смуглой девушке с гордым профилем, завоевать которую было нелегко. В их недолгом браке вообще всё было непросто. «Он любил три вещи на свете: / За вечерней пенье, белых павлинов / И стёртые карты Америки, / Не любил, когда плачут дети, / Не любил чая с малиной / И женской истерики. / ...А я была его женой».

Они могли одним росчерком пера обменяться бессмертными строчками, но совместная жизнь оказалась им не по силам. Сложности в отношениях с Ахматовой нарастали, в начале 1914 года перестал существовать «Цех поэтов», богемная жизнь, которую вёл Гумилёв, вернувшись из Африки, утомляла и казалась бесцельной и пресной после его фантастических скитаний.

В начале Первой мировой войны Гумилёв поступил добровольцем в уланский полк, в действующую армию. По воспоминаниям сослуживцев, его влекло к опасности. Он был награждён двумя Георгиевскими крестами за храбрость и получил офицерское звание. В газете «Биржевые ведомости» публиковались его хроникальные очерки «Записки кавалериста». В 1916 году вышла книга «Колчан», в которой наряду с итальянскими путевыми зарисовками впервые начинает звучать русская тема в  душе поэта, защитника Отечества.

3 августа 1921 года Николай Гумилёв был арестован Петроградской чрезвычайной комиссией по подозрению в участии в заговоре Петроградской боевой организации В. Н. Таганцева, который, как теперь стало известно, был сфабрикован. Вскоре поэт был расстрелян. Точная дата и место захоронения неизвестны. Со слов участника расстрельной команды, Гумилёв держался достойно: улыбался и успел докурить папиросу… В 1991 году дело поэта Николая Гумилёва было прекращено за отсутствием состава преступления.