Поделиться материалом в соцсетях:

Учреждение каторги на острове Сахалин

30 апреля 1869

18 (30) апреля 1869 г. Александр II утвердил «Положение Комитета об устройстве каторжных работ», с этого момента Сахалин официально определялся как место каторги и ссылки.

Царское правительство с конца 1850-х гг. искало пути для закрепления острова Сахалин за Россией. Первоначально для заселения острова решено было направить сюда около 25 крестьянских семей. Однако вскоре решили отправить на остров и свободных крестьян, и каторжан, для изоляции которых как нельзя лучше подходило островное положение Сахалина. В 1869 г. на Сахалин прибыло 10 семей крестьян из Тобольской губернии и 11 семей из Иркутской (более 120 человек). В долине Такоэ они образовали три селения: Воскресенское, Станционное (Такоэ) и Новоалександровское. Крестьянам предоставили льготы в виде денежных ссуд, семейного фонда, земледельческих орудий, домашнего скота. Тем не менее, как показал опыт, неприветливый, суровый климат Сахалина не обещал хорошего урожая. При первой же возможности крестьяне-переселенцы бросали начатое и возвращались домой. Постепенно в правительстве укреплялось мнение, что для освоения Сахалина, ввиду его особого географического положения и сурового климата, более перспективна принудительная колонизация.

Правовой основой создания на Сахалине всероссийской каторги стало утверждённое 18 (30) апреля 1869 г. Указом императора Александра II «Положение Комитета об устройстве каторжных работ», где говорилось, что генерал-губернатору Восточной Сибири следовало немедленно приступить к высылке на Сахалин до 800 человек ссыльнокаторжных. На эти цели из Иркутского губернского казначейства выделялось 120 тысяч рублей. Причины возникновения на Сахалине каторги и ссылки имели как политический, так и экономический характер. В те годы, особенно после отмены крепостного права, отмечалось увеличение числа тяжких уголовных преступлений, в разных местах империи не были редкостью случаи гражданского неповиновения властям, происходили крестьянские бунты, усмиряемые силой оружия. Назрела необходимость строительства новых тюрем и поиска особых мест для надёжного содержания преступного элемента из бунтовщиков. Основными мотивами выбора служили отдалённость и суровый климат острова. Брались в расчёт и трудность побегов осуждённых, и сокращение расходов на их содержание путём сосредоточения в одном месте.

Каторга и ссылка на Сахалин решала ещё и геостратегическую задачу — упрочение российских позиций пограничных районов, заселение этого края русскими людьми, учитывая напряжённые отношения с Японией в тот период времени. Правительство имело намерение приступить к освоению богатейших недр острова трудом каторжан, снабдить углём русский флот и экспортировать его в ближайшие страны. Ссылка на Сахалин рассматривалась не только как репрессивная мера пресечения уголовных преступлений и неповиновения властям, но и как форма освоения этой далёкой окраины Российской империи.

Первую партию каторжан в числе 250 человек разместили в Корсаковском и Дуйском постах. После арестанты доставлялись на остров небольшими партиями. На Сахалине действовала целая сеть тюрем: Дуйская (открыта в 1876 г.), Воеводская (1870-е гг.), Александровская (1880 г.), Тымовская (1880 г.), Корсаковская (1880 г.), Онорская (1894 г.), Дербинская (1894 г.) и Мало-Тымовская богадельная. В 1894 г. планировалось открыть ещё и Тарайскую тюрьму, но она не была построена. Непосредственное управление сахалинской штрафной колонией принадлежало начальникам воинских отрядов, находившихся на острове, затем было возложено по распоряжению генерал-губернатора Восточной Сибири на специально назначенных им лиц. В административном отношении остров стал подчиняться губернатору Приморской области. В 1879 г. было образовано Главное тюремное управление, к его компетенции были отнесены и вопросы руководства каторгой, расходы по колонизации Сахалина. С 1880-х гг. Сахалин начинает использоваться как место ссылки политических ссыльных.

После русско-японской войны 1904–1905 гг. и отмены каторги председатель совета министров С. Ю. Витте предложил «оставшуюся в России часть острова» подчинить Министерству внутренних дел. Это было осуществлено «высочайше учреждённым 10 (23) апреля 1906 г. мнением Государственного совета», в силу которого официально отменялась каторга на Сахалине (фактически закрытая в 1904 г.) и управление островом передавалось Министерству внутренних дел.

Жизнь на острове Сахалин в период каторги и ссылки во всех отношениях была бесперспективной. Каторга привела к печальным последствиям, она явилась крупным тормозом экономического и культурного развития острова. На колонизацию Сахалина принудительным путём были истрачены колоссальные средства — до 30 млн рублей, но результаты были крайне незавидными. За годы существования каторги на Сахалине отбыли наказание свыше 30 тысяч уголовных и политических преступников. Ссыльнокаторжная колония наложила отпечаток на все стороны жизни острова. Несмотря на то что каторжный Сахалин заметно отставал в культурном отношении от других областей Российской империи, зачатки культурной жизни отмечались и здесь: открывались школы, библиотеки, народные дома, проводились народные чтения, был создан музей в п. Александровском, выходили сборники, известные как «Сахалинские календари». Большой вклад внесли политические заключённые в накопление знаний об острове, в развитие просвещения, культуры и здравоохранения.

Лит.: Гридяева М. От составителей // Сахалинская каторга (вторая половина XIX –начало XX в.). Т. 1. Южно-Сахалинск., 2015. С. 19–21; Остров каторжников и надзирателей // Сахалин и Курилы в прошлом и настоящем. Кн. 2: Начало освоения острова Сахалин. М., 2015. С. 108–119.

Материал предоставлен Сахалинской областной универсальной научной библиотекой

См. также в Президентской библиотеке:

Сахалинская область: страницы истории: коллекция;

Еллинский Б. Под звон цепей : роман из жизни сахалинских политических ссыльных. Л., 1927. Ч. 1: В тисках каторги;

Еллинский Б. Под звон цепей : роман из жизни сахалинских политических ссыльных. Л., 1927. Ч. 2: Каторжная кузница;

Еллинский Б. Сахалин : черная жемчужина Дальнего Востока. М.; Л., 1928;

Каторга и ссылка : историко-революционный вестник. М., 1926. № 6 (кн. 27).