Поделиться материалом в соцсетях:

В Великом Новгороде обнаружена первая берестяная грамота

26 июля 1951

26 июля 1951 г. на Неревском раскопе Новгорода археологическая экспедиция под руководством А. В. Арциховского обнаружила первую берестяную грамоту, содержащую перечень феодальных повинностей.

Сведения об использовании бересты в качестве материала для письма в Древней Руси были известны достаточно давно, в том числе, из сочинений средневековых авторов. Об этом упоминал, например, церковный и политический деятель второй половины XV — начала XVI вв. Иосиф Волоцкий. Однако до 1951 г. встречались находки лишь отдельных иноязычных текстов (грамота на английском языке 1570 г., золотоордынский документ XIV в.).

Самая первая древнерусская берестяная грамота — короткое письмо простолюдина, жившего в XV в., — была обнаружена в ходе археологических раскопок в Новгороде. Раскопки велись экспедицией А. В. Арциховского с 1932 г., но лишь в 1951 г. археологи переместились в Неревский конец города. Именно здесь, между плахами настила древней мостовой Холопьей улицы в слоях конца XIV в. 26 июля 1951 г. участница экспедиции Н. Ф. Акулова увидела долгожданный кусочек бересты с русским текстом. К концу полевого сезона экспедиция обладала ещё девятью аналогичными документами.

Впоследствии берестяные грамоты были найдены на раскопах в Москве, Пскове, Смоленске, Старой Руссе, Твери, Торжке, Витебске, Мстиславле, Звенигороде Галицком. Сегодня их число превысило тысячу. Древнейшие берестяные послания датируются первой половиной XI в., а наиболее поздние — серединой XV в.

Обнаружение берестяных грамот открыло новую страницу в изучении истории русского языка, расширило представления учёных об особенностях жизни средневекового человека. В отличие от древнерусских летописей, тексты берестяных грамот полны бытовых деталей. Большинство грамот содержат письма, встречаются также различные реестры, ярлычки, черновики документов, ученические упражнения, азбуки, заговоры, тексты церковного характера. Бытовая тематика обусловила форму изложения — большинство документов написано на древнерусском разговорном языке.

Берестяные грамоты существенно изменили и традиционные представления ο степени распространения грамотности в древней Руси. Среди их авторов и адресатов наряду со служителями церкви, сановниками, домовладельцами и купцами встречаются старосты, ключники, ремесленники, воины, женщины, дети и т. д. По оценкам специалистов, новгородские культурные слои хранят ещё около 20 тыс. древнерусских берестяных грамот.

Лит.: Арциховский Α. Β. и Тихомиров М. Н. Новгородские грамоты на бересте (из раскопок 1951 г.). М., 1953; Арциховский А. В. Археологическое изучение Новгорода. М., 1956; Берестяные грамоты : 50 лет открытия и изучения = Birchbark documents : 50 years of discovery and study : Материалы международной конференции, Великий Новгород, 24-27 сент. 2001 г. / Под общ. ред. акад. В. Л. Янина. М., 2003; Берестяные грамоты // Библиотека литературы Древней Руси. Т. 4. XII век. СПб., 1997; То же [Электронный ресурс]. URL: http://www.lib.pushkinskijdom.ru/Default.aspx?tabid=4948; Жуковская Л. П. Новгородские берестяные грамоты. М., 1959; Зализняк А. А., Янин В. Л. Берестяные грамоты из новгородских раскопок 2005 г. // Вопросы языкознания. 2006. № 3. С. 3-13; Момотов В. В. Берестяные грамоты — источник познания русского права XI-XV вв. : дис. ... к. ю. н. Краснодар, 1997; Тюняев А. А. Берестяные грамоты как документ // Организмика. 2009. 01 июня. № 6 [78]; То же [Электронный ресурс]. URL: http://www.organizmica.org/archive/606/bgkd.shtml; Хорошкевич А. Л. Открытие новгородских берестяных грамот в историографическом контексте начала 50-х годов XX в. // Берестяные грамоты: 50 лет открытия и изучения. М., 2003, С. 24-38; Черепнин Л. В. Новгородские берестяные грамоты как исторический источник. М., 1969; Янин В. Л. Я послал тебе бересту... М., 1975; То же [Электронный ресурс]. URL: http://www.bibliotekar.ru/rusYaninBeresta/index.htm; Янин В. Л., Зализняк А. А. Новгородские грамоты на бересте : Палеография берестяных грамот и их внестратиграфическое датирование. М., 2000.