Поделиться материалом в соцсетях:

Константин Циолковский в фонде Президентской библиотеки: «Его мысль опережала общественное сознание своего времени»

17 сентября 2018

17 сентября 2018 года исполняется 161 год со дня рождения Константина Эдуардовича Циолковского, основоположника современной космонавтики, философа, заложившего основы русского космизма. Эти два вектора, определившие движение мысли скромного учителя математики из Калуги, в полной мере отражают как научные труды Циолковского, так и разнообразные материалы о нём, представленные в коллекции Президентской библиотеки «К. Э. Циолковский (1857–1935)», состоящей из разделов «О жизни и творчестве К. Э. Циолковского», «Увековечение памяти» и «Труды К. Э. Циолковского».

Константин Эдуардович Циолковский был первым идеологом активного освоения человеком космического пространства и высказал идею создания околоземных станций как искусственных поселений и баз для межпланетных сообщений. Он внёс значительный вклад в теорию движения ракет и выдвинул ряд идей, которые нашли применение в ракетостроении.

Близкое знакомство с фактами из жизни учёного, почерпнутыми из электронного фонда библиотеки, помогает по-новому понять и оценить значение этой могучей в научном и нравственном отношении личности, многие постулаты которого приобретают сегодня особую актуальность.

В книге Я. Перельмана «Циолковский» (1932) автор обозначает главные этапы деятельности учёного и осмысляет истоки его гениальности. Как известно, в десятилетнем возрасте Константин заболел скарлатиной и потерял слух, вследствие чего не смог учиться в школе и вынужден был заниматься самостоятельно. «В детстве глухота причиняла мне невыразимые муки… хотя я отчётливо сознавал, что оригинальностью своих работ я обязан именно ей», – читаем признание учёного в вышеназванной книге.

Потеря слуха мешала полноценному общению Константина Эдуардовича с внешним миром, но «не вызвала упадка нравственных сил», как пишет О. Кечеджянц в книге «Циолковский» (1940). Будучи ещё совсем молодым человеком, Циолковский написал три труда: «Теория газов», «Механика животного организма» и «Продолжительность лучеиспускания звёзд». Эти труды он послал в Петербургское физико-химическое общество, которое единогласно выбрало его своим членом. О «Механике…» дал хороший отзыв великий русский физиолог профессор Сеченов. В 1895 году Циолковский издал книгу «Аэроплан», в которой он, предвосхитив на восемь лет работы американцев братьев Райт в области авиации, изложил теорию самолёта; этот труд был высоко оценен блестящим русским учёным Н. Е. Жуковским.

Вся жизнь Константина Эдуардовича была подчинена разгадке «истинного положения вещей» на земле и за её пределами. В коллекции Президентской библиотеки широко представлены его научные труды: «Исследование мировых пространств реактивными приборами» (1903), «Будущее Земли и человечества» (1928), «Проект металлического дирижабля на 40 человек» (1930), «Реактивный аэроплан» (1930), «Космическая ракета. Опытная подготовка» (1927), «Новый аэроплан» (1929) и другие. Не меньшего внимания, нежели «космическая» серия, заслуживают философские труды Константина Эдуардовича, сделавшие его классиком русского космизма. Впрочем, в миропонимании учёного обе эти сферы науки неразделимы, что прослеживается в работах «Воля вселенной» (1928), «Нирвана» (1914), «Причина космоса» (1925), «Научная этика»  (1930) и др.

«Населённость вселенной есть абсолютная, хотя не фактическая истина, – пишет Циолковский в последней из названных работ. – Сказать, что вселенная пуста, лишена жизни на том основании, что мы её не видим, есть грубое заблуждение. <…> Материализм во мне уживался с верой в какие-то непостижимые силы, связанные с Христом и Первопричиной. Я жаждал этого таинственного, но все эти общепринятые во всех религиях символы („душа“, „потусторонний мир“, „рай“, „ад“) надо глубоко проработать, расшифровать их с космической точки зрения». Его упорное желание «расшифровать» систему библейских истин со временем только возрастало, ему даже говорили, что он ставит себя выше Бога. Но это не так: «Я всегда помнил, что есть что-то неразгаданное, что Галилейский учитель и сейчас живёт, и имеет значение, и оказывает влияние до сих пор».

Из электронной копии книги «Константин Эдуардович Циолковский» (1935) можно понять, насколько его мысль опережала общественное сознание своего времени: «1895 г. Возраст 38 лет. Первые мечты о завладении солнечной энергией и жизни в эфире. Книга „Грёзы о Земле и небе“. Посмеялись над этой книгой в журнале „Неделя“. Теперь вышло 3-е издание». Н. Рынин в издании «Русский изобретатель и учёный Константин Эдуардович Циолковский» (1931) подчёркивает самостоятельность мысли учёного: «Везде, во всех своих работах, К. Циолковский проявляет оригинальность и самобытность, и, хотя условия работ в Калуге, городе, в котором он провёл почти всю свою жизнь, не давали ему возможности следить за литературой интересовавших его вопросов, тем не менее, он по разным вопросам опережал многих европейских учёных».

Впрочем, его зарубежные коллеги даже не пытались это оспаривать. В конце книги К. Циолковского  «Ум и страсти» (1928) представлена в переводе с немецкого переписка двух молодых германских учёных А. Шершевского (кратко А. Ш.) и Р. Ладемана (кратко Р. Л.):

«Престарелый русский учёный, К. Э. Циолковский есть первый маэстро, научно обосновавший проблему космического корабля. Его первое сочинение об этом появилось в 1903 году, а в 1924 г. было переиздание этого труда. Затем продолжение работы в русском „Вестнике Воздухоплавания“, который первый из специальных журналов в мире обнародовал классическое обоснование проблемы космической ракеты. В нём теория изумительным образом предвосхитила практику.

В коллекции Президентской библиотеки также представлен комплект из 12 оцифрованных фотооткрыток «К. Э. Циолковский» (2017), где наряду со снимками приводятся высказывания о Циолковском специалистов, имеющих отношение к аэрокосмической отрасли. «Мы – ученики Циолковского и продолжатели его великого дела, – пишет академик В. П. Глушко. – Человечество делает лишь начальные шаги по пути, указанному Циолковским, пути в безграничные просторы окружающего нас мирового пространства, и этот путь не имеет конца, как не имеет его прогресс человечества».