Поделиться материалом в соцсетях:

Президентская библиотека оцифровывает «Историю танцев»

29 сентября 2014

Портал Президентской библиотеки вскоре украсит четырёхтомник С. Н. Худекова «История танцев», переданный на оцифровку Санкт-Петербургской государственной театральной библиотекой. Прекрасно изданные и сопровождённые цветными иллюстрациями книги энциклопедически выверенно и полно представляют историю русского сценического танца от его зарождения до начала XX века.

Особый интерес представляет последний, четвёртый, том издания, поскольку он отражает состояние русского балета в процессе перехода от подражания классическому европейскому танцу до реформирования его новаторами балета Айседорой Дункан, Михаилом Фокиным, труппой Сергея Дягилева.

В начале XX века отечественная хореография переживала бурное время: в мире прославленной школы русского балета назревали глубокие перемены. Постановочный академизм должен был уступить место чему-то новому, тому, что давно зрело в культурной и общественно-политической жизни страны.

«В начале XX века в область хореографии незаметно подкрадывалось другое течение совершенно противоположного порядка, – читаем в четвёртом томе «Истории танцев». – Появилась «босоножка Дункан», стремившаяся возродить примитивные танцы древней Эллады. Она создала свою школу, сущность которой составлял символизм, требование особой выразительности и внутреннего содержания каждого танца. Сектанты-дунканисты утверждали, что единственно художественно-естественным может быть только танец на полуноске, а никак не на искусственно вытянутых пальцах ноги. …Некоторая часть петроградской периодической печати, увлечённая новым влиянием, старалась пропагандировать «модернизм», разъясняя его значение и утверждая, что в «дунканизме» слышится «трепет живой человеческой души».  

Благодаря моде на естественность, введённой Дункан, танец освобождался от строгих канонов, чётких позиций рук, положения ног. Однако не все разделяли приверженность этому новому поветрию в балете. И прежде всего те, кто видел спектакли с участием Анны Павловой и Тамары Карсавиной, оценил их технику и «душой исполненный полёт» – это чисто русское вложение в специфику сценической пластики. «Дитя природы, безграмотная Дункан, была пигмеем перед А. Павловой, – читаем далее в том же томе «Истории танцев». – При виде этой большой художницы делалось понятным, что проявление как внешней, так и внутренней жизни в танцах возможно только у артистки, прошедшей все стадии той строго классической школы, которую беспочвенно осмеивали последователи Дункан».

Всё самое интересное в русском балете сумел показать на мировой сцене великий импрессарио Сергей Дягилев. Как сказано в «Истории танцев»: «Реформа хореографического искусства совершилась в Париже в 1909 году: на сцене театра Шателэ впервые во всей полноте представлены образы «нового искусства». Прибывшая из Петрограда группа русских артистов (антреприза г. Дягилева) создала новые формы хореографии».

Обновление балетного языка шло не только в его пластической составляющей. Балет-симфонию сменила хореографическая драма, исполненная символизма и психологизма, а главным соавтором хореографа стал живописец, а не композитор. На смену громоздким типовым декорациям пришло оформление, отличавшееся изяществом и вкусом, которое само по себе имело художественную ценность. Театральные костюмы скрупулезно воссоздавали историческую эпоху. Спектакли оформляли лучшие художники того времени: Бенуа, Бакст, Рерих, Головин, Коровин.

В балетной музыке открыл новую эпоху молодой Игорь Стравинский. Своим первым балетом «Жар-птица» он продолжил и развил традиции отечественной музыкальной школы в области темы русских народных сказок. Далее в «Петрушке» и «Весне священной» композитор выдвинул новую художественную систему и новый жанр: законченный одноактный балет.

Реформы русского балета в начале XX века спасли его от застоя. А опыт, оставленный академической школой, помог сохранить классические ценности и создал фундамент для смелых будущих экспериментов – балетов Леонида Якобсона, Леонида Лебедева, Бориса Эйфмана. История всемирно прославленного русского балета и в целом театральная летопись России как необходимая часть сплачивающей нацию культуры вошли в контент Президентской библиотеки, фонд которой сейчас составляет более 320 тысяч единиц хранения.